Дом, в котором спасают медведей

В конце января в прессе появилась новость о двух медвежатах, найденных лесорубами в районе деревни Жукопа Андреапольского района Тверской области. Им не более трех недель от роду. Они наверняка погибли бы в берлоге от холода, если бы их вовремя не нашли. Другой вопрос: а что делать с такими малютками?

Сколько медвежат погибает в лесу из-за того, что остаются без матери (медведицу могли убить браконьеры; даже если ее спугнут, она в берлогу уже не вернется), не знает никто. Но этим двум повезло: их передали в Центр спасения медведей, расположенный в глухой деревне Бубоницы в Тверской области. Новым жителям центра уже дали имена — Женя и Жора. Здесь они пробудут до того момента, когда их можно будет выпустить в лес.

Медвежий угол Пажетнова

Центр спасения медведей, входящий в структуру Международного фонда защиты животных (IFAW), организован в в Торопецком районе на базе биосферного заповедника «Чистый леc». Мало кто знает, но уже более 20 лет его сотрудники занимаются реабилитацией медвежат (и некоторых других диких животных), оставшихся без присмотра родителей. За это время в центре вырастили и выпустили в дикую природу около 200 медведей.

Особенность тверского Центра спасения медведей заключается в том, что здесь животных стараются не приручать — держат их как можно дальше от влияния (присутствия) людей. Другими словами, в полудиких условиях, максимально приближенных к реальной жизни в дикой природе. В противном случае, подросшему медведю в лесу не выжить.

Три поколения Пажетновых: Валентин, Сергей и Василий, Центр спасения медведей, биосферный заповедник "Чистый леc"

Добраться до Центра спасения медведей в деревне Бубоницы сложно. Когда единственная дорога, ведущая к ней, раскисает от дождей, говорят, что и вовсе невозможно. Но в этом есть свой плюс: чем меньше людей вокруг, тем быстрее маленькие медведи адаптируются ко взрослой жизни. У основателя центра, заслуженного эколога России, Валентина Пажетнова есть своя методика реабилитации бурых медведей, оставшихся сиротами. Говорят, что лучше него реабилитировать медвежат-сирот в мире не умеет никто. Метод доказал свою состоятельность — к Пажетновым за опытом приезжают ученые из других стран.

Пажетновы

Мы не ошиблись. В центре для реабилитации бурых медведей работает большая семья Пажетновых. Летом 2016 года Валентину Сергеевичу исполнилось 80 лет; сегодня должность директора центра занимает его сын Сергей. Вместе с ним — его супруга Екатерина. А не так давно, окончив в Москве сельскохозяйственную академию имени Тимирязева, вернулся в Бубоницы и их сын (внук Валентина Пажетнова) Василий. Вот такая династия.

Валентин Пажетнов практически всю жизнь посвятил природе. Еще в юности он освоил несколько рабочих профессий — был рыбаком, сварщиком, ремонтировал суда, работал проводником в геологических партиях. Пажетнов заочно окончил Всесоюзный сельскохозяйственный институт и в начале 70-х устроился на работу в Центрально-лесном государственном заповеднике Тверской области. Пажетнов занимал должность начальника лесной охраны, затем директора заповедника, прошел стажировку при лаборатории физиологии и генетики поведения животных кафедры высшей нервной деятельности Московского государственного университета. Однажды профессор МГУ, известный советский ученый-биолог Леонид Крушинский предложил Пажетнову заняться изучением экологии бурого медведя. Вот тогда молодой ученый и занялся вплотную экспериментами по выращиванию медвежат-сирот в условиях, приближенных к естественным. В 1985 году семья Пажетновых перебралась в те самые Бубоницы Торопецкого района, о которых мы говорили выше. Здесь же по инициативе Валентина Сергеевича и была организована биологическая станция «Чистый лес», ориентированная на изучение биологии крупных хищных млекопитающих, в том числе на реабилитацию медвежат-сирот.

Сергей и Василий Пажетновы, Центр спасения медведей, биосферный заповедник "Чистый леc"

Кто хочет поближе познакомиться с этим замечательным человеком и его нелегкой работой, может прочитать его книжку «Мои друзья медведи». Она была написана еще во времена СССР и позже была переиздана на нескольких иностранных языках.

Методика Пажетнова

В чем, собственно, состоит методика Пажетнова по реабилитации бурых медведей? Ее основной посыл состоит в том, что медвежонку для того, чтобы приобрести основные навыки по выживанию в дикой природе, мать на самом деле… не нужна. Нет, если она есть, именно она учит молодняк всем премудростям медвежьей жизни. Однако, как заметил Пажетнов, медвежонок может научиться уму-разуму сам на базе своих генетических знаний. Остается лишь немного помочь ему — обеспечить защиту и прокорм.

Пажетнов придумал целую науку общения с медвежатами, во главе которой лежит правило — общение с человеком должно быть максимально ограниченным. Подрастающие медведи не должны привыкать к своим «приемным родителям» — у них должен оставаться природный страх перед людьми. Поэтому общение с медвежатами сведено к минимуму — только кормежка и минимальный уход.

«У нас тут не зоопарк, — рассказывает Сергей Пажетнов. — Медвежата должны оставаться дикими и ни в коем случае не привыкать к человеку, иначе в дикой природе им не выжить».

К маленьким медведям допускается только ограниченный круг лиц. Если медвежата так малы, что не могут есть сами, сотрудники центра надевают специальную одежду, скрывающую контуры фигуры, и… перчатки. У медведей прекрасный нюх — они не должны привыкать к запаху человека и цивилизации, которую он несет с собой. Медвежата, пока они еще малы, находятся в огороженном фанерными дверцами манеже, Пажетновы называют его «игровой комнатой».

Когда медвежата немного подрастут и мамкина сиська (бутылочка с соской) им больше не нужна, их выпускают в специальный вольер, куда им подбрасывают еду — сначала кашу, а затем и пищу, характерную для той местности, где они проживают (медвежат Пажетновым привозят из разных уголков России и даже из-за рубежа; туда же по возможности их и выпускают по окончании реабилитационного периода в Бубоницах). Медведи постепенно осваиваются на территории лесного вольера, они учатся находить и есть ягоды и другие корма, свойственные для медвежьего рациона. Здесь же они начинают лазать по деревьям (так медвежата спасаются от опасности, взрослые бурые медведи, оказывается, по деревьям не лазают) и купаться в специально созданном для них небольшом прудике. Однажды вольер открывают. Если молодой медведь хочет, он может уйти в лес в любое время. Некоторые, кстати, так и делают. Других приходится выпускать в принудительном порядке.

Женька и Жорик

Что становится с приемными детьми Пажетновых? За ними внимательно следят ученые. Медведи маркируются специальными метками на ушах.

Кормление бурого медвежонка

Кормление Женьки и Жорика, попавших в центр последними, — настоящий ритуал. Комната, где они принимают пищу (каждые два часа, между прочим), слабо освещена, Екатерина и Сергей Пажетновы одеты в черные комбинезоны. Бутылочки со специальной смесью они подают своим питомцам в перчатках. Парфюмерия (лосьон после бритья, французская туалетная вода) исключена — «дурные» запахи могут свести процесс реабилитации на нет. Разговоры тоже запрещены — супруги обмениваются информацией с помощью жестов.

«Самое главное, что мне удалось сделать, — говорит Пажетнов-старший, — это найти единение с природой. Мы тут — как в сказке».

Валентин Сергеевич, кстати, иногда пишет сказки. И медведь в них, как не трудно догадаться, — главный персонаж.

Фото: Фонд защиты диких животных (IFAW)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *